Maxim (domavl) wrote,
Maxim
domavl

Сун Сян




Сун Сян
Автор: Юань Чэнь



Никогда бы не подумал, что всё обернётся таким образом. Никогда. Только ради Сун Сян, и только из-за дрянного учителя У, я всё рассказал директору. А получилось так, что я навредил Сун Сян и сгубил её маму. Для семьи Сун Сян я превратился в злодея. Перед глазами мелькали, сменяя друг друга, бледнющие ноги, живот, оголённый зад и груди. Мама Сун Сян с растрёпанными волосами ищет меня, чтобы поквитаться. Разъярённый учитель У, у которого обнажено его бледное тело, тоже ищет меня чтобы свести со мной счёты. Две змеи переплелись, а их жала тянутся к моему лицу. Что же так крепко обвило мои ноги? Это гневный взгляд отца Сун Сян. Он свирепо уставился на меня. Я пугаюсь этого взгляда, всё моё тело дрожит, мотня промокает от струек пота. Сун Сян с печальным лицом склонила голову и игнорирует меня. Директор добавляет: «Ты всё правильно сделал! Почему раньше не пришёл? Ты же знаешь, что об этом никому нельзя говорить, только мне!». Я киваю, полагая, что совершил действительно благой поступок.

Рассказав обо всём директору, я вприпрыжку догнал школьный отряд, что возвращался из школы, с распирающим меня желанием поскорее рассказать всё Сун Сян. Она больше всего мне нравилась из девочек, а я собственными глазами видел, как учитель У лапал её маму, разве я мог не рассказать ей об этом? Сун Сян шла последней. Похоже, что она хотела дождаться меня. Я ускорился. Ручки и тетради повылетали из потрёпанного портфеля. Вернулся, подобрал, и снова припустил во всю прыть. Догнав отряд, я произнёс: «Сун Сян, мне нужно кое-что тебе рассказать!». Сун Сян обернулась, на её лице была прелестная улыбка, и спросила: «Что такое? Надо идти собирать смолу?». Я ответил: «Не о смоле речь, я тебе расскажу кое-что, только ты не вздумай реветь!». Сун Сян испуганно спросила: «Что случилось?». Я ответил: «Учитель У лапал твою маму. Вчера вечером, когда я собирался идти с тобой за смолой, через окно я увидел, как учитель У на кровати навалился на твою маму. Я постучал в дверь, постучал в окно, только тогда учитель У слез с твоей мамы, и она смогла, наконец, подняться. Когда она одевалась, она плакала. Какой подлый учитель! Скажи, сделать так, чтобы его сняли?».

Сун Сян аж оцепенела, долго не могла ничего вымолвить, и, в конце концов, сказала: «Ты обманщик, выдумал всё специально, чтобы меня унизить!». Я сразу же попытался переубедить её: «Да, чтоб, блядь, разразил меня гром! Учитель У – подонок: его что к нам перевели-то? Говорят же, что он в прежней школе к ученицам приставал!». Сун Сян разревевшись, убежала прочь.

Я клянусь, я сделал это только ради Сун Сян. Как такое могло произойти, чтобы какой-то подонок-учитель поимел маму такой прелестной, трудолюбивой и прилежной девочки? Сун Сян всегда ходила с нами за смолой, тем более, я должен был донести на этого подлеца-учителя! Но Сун Сян так не считала, она сказала, что я лезу не в своё дело, которое, в конце концов, приведёт к тому, что она будет опозорена, и перестала обращать на меня внимание. Радостные деньки, когда мы вместе собирали смолу, ушли безвозвратно.

Когда учителя У перевели в нашу школу, он стал нашим классным руководителем. Меня он невзлюбил, а вот Сун Сян ему нравилась. Понятное дело: я же мальчик, а она девочка. Я знаю, что мужики-учителя любят учениц, а не учеников. Сун Сян – самая прилежная в классе, отличница, конечно же, учителя любят её. Однажды в школе я услышал, как директор говорил учителю У, что из всей школы у Сун Сян самая красивая мама, вот только вышла за горбатого. И, к счастью, Сун Сян совсем не похожа на папашу. Учитель У ответил: «А я-то смотрю, что это она на вас так похожа». Директор отрубил: «Не говорите ерунды!». Затем смеясь, добавил: «У такого урода, и пропадает такая красотка». Оба засмеялись. Услышав, как я начал громко докладывать, они сразу замолкли, и спросили, чем это я занят. Я ответил: «Домашним заданием». Учитель У сказал: «Прекрати! Давай, двигай отсюда!». Хоть я и ответил, что сейчас же ухожу, но сам хотел ещё остаться, и послушать о чём ещё они будут говорить. Конечно же, они не дали мне дослушать.

В воскресенье Сун Сян пошла с нами за смолой. Я ей передал разговор между директором и учителем У. Она сказала: «Услышал, как они мелят ерунду, якобы я не похожа на отца? А ты глянь на брови, на глаза». Мне тоже кажется, что совсем не похожа, а вот на директора, действительно, похожа, ну и на мать, конечно. Нет, конечно же, я такое ей не сказал. Сун Сян расценила моё молчание, как согласие с её словами, и, потянув меня за руку, сказала: «Побежали за смолой».

Сун Сян лучше всех из нас собирала сосновую смолу: сразу видела, у какого дерева есть, да и собирала гораздо быстрее всех. Найдя дерево со смолой, она вставала перед ним на колени и аккуратненько собирала смолу, не допуская попадания в неё посторонних предметов. Затем подносила к носу и вдыхала. Ах, какой божественный аромат, сразу берёт за душу и поднимает настроение! И только потом убирала смолу в плетёную корзинку. Мы даже подрожали ей и тоже пытались наслаждаться ароматом смолы. Вот только мы очень долго искали смолу, да и собирали тоже не быстро. А она, быстро наполнив свою корзинку, и глядя на наши скудные запасы, которые составляли только треть от её, помогала нам одному за другим искать смолу. И только когда у каждого корзинка наполнялось смолой доверху, мы возвращались домой. Она жила рядом со склоном горы, на котором начинался сосновый лес, а я за горой. Возвращались затемно, и она приносила отцу факел, чтобы он провожал нас по домам.

Учитель У всегда обращался к Сун Сян с улыбкой, с такой хитрой и коварной улыбочкой. Голосок тоже был нежным, будто бы он боялся, что может напугать её. На меня же он всегда смотрел хмуро, разговаривал со мной грубо, чуть что, сразу, в наказание, заставлял вставать и стоять целый урок. Всех отпускал, а меня оставлял. Заставлял писать диктанты. Ошибёшься хоть на один иероглиф – пиши ещё 500 дополнительно. Домой можно было уйти, только после того, как допишешь. Зима выдалась суровая. Снега навалило, скользко. Пока одну ногу из сугроба вытаскиваешь, другая проваливается, так и заваливаешься постоянно. Он частенько говорил, что другие ученики приносят ему колбасу, солонину, свежие овощи, приглашают его к себе домой отведать мяса свиньи, что забили на Праздник весны. А почему твои родители ничего не приносят? Твоя семейка вообще ничего не понимает?

Вернувшись домой, я всё рассказал маме, она ответила, что у нас нет ни солонины, ни яиц, свинью тоже не забивали, есть только домашний солёный соевый творог, вот его и отнеси. Мама достала из своего приданного фарфоровый горшочек с голубыми узорами, помыла его, вытерла, и, уложив в него соевый творог, который прикрыла капустным листом, накрыла горловину горшка бумажным листом, который зафиксировала бечёвкой. Затем велела отнести этот подарок учителю У. При этом дала наказ не разбить по дороге, а обязательно донести в целости до учителя. Я, со всей осторожностью, держа двумя руками горшок, зашёл в общежитие учителя У. Он и не взглянул, а только спросил: «А что мать-то не пришла?». Я ответил: «Старая занята: сидит с малолетним братиком». Он сказал: «Старая? Разве ей не тридцать? Поставь туда и иди в класс». На учёбе он меня наказал: заставил стоять 2 урока, из-за того, что я не ответил при какой династии жил Лю Цзунъюань.

Плату за обучение, а также дрова собирал учитель У. Не оплатил учёбу или не принёс дрова – будешь сидеть в школе дотемна. Так и будешь задерживаться допоздна, пока не оплатишь учёбу или не принесёшь дров. Мой батя не любил просить помощи, даже когда в ней нуждался, предпочитал сразу вначале года оплатить учёбу и принести дрова сразу за полугодие. У Сун Сян же отец был мало того, что горбатым, так ещё и упрямым. Постоянно тянул с оплатой. Поэтому Сун Сян тоже часто оставалась после уроков. Однажды я даже передавал её маме записку следующего содержания: нет денег оплатить учёбу – принеси вязанку дров и сможешь забрать дочу домой. Потихоньку, дров нанесли, а вот оплатить учёбу было по-прежнему нечем. Мама Сун Сян сказала её отцу: «Давай суетись!». Папаша же подавлено отвечал: «Ну и где взять деньги? Для сбора смолы нужна лампа, а тут ещё к концу года мы стали домохозяйством с дефицитом зерна! Есть возможность – пусть учится, а нет – так нет!». Мама ответила: «У всех в округе девочки учатся, и Сун Сян должна окончить начальную школу!». Тебе надо, ты и решай эту проблему, – раздражённо ответил отец. Мама Сун Сян попросила директора об отсрочке, на что он ответил, что и так оплачивал последние полтора года, и если ещё будет продолжать платить, то его жена разведётся с ним. Мать пошла просить учителя У об отсрочке, он ответил, что уже оплатил за полгода, а насчет следующего полугодия он подумает. Мама поблагодарила учителя У. Он добавил: «Должников по оплате много, я ещё подумаю. Опять же, никто не должен знать, что я помогаю с оплатой, кроме нас двоих!». Мама ответила: «Конечно, конечно». Она передала разговор с учителем Сун Сян, в надежде, что Сун Сян будет прилежно учиться. Но она не хотела учиться, она рассказала обо всём мне, и ещё добавила, что дома нет денег, чтобы оплатить учёбу, поэтому она и не будет учиться. Я сказал маме: «У неё такая успеваемость, будет очень досадно, если она не будет учиться, у нас есть деньги занять ей?» Мама ответила: «Разве ты не знаешь, какая жизнь тяжёлая, на твою учёбу и так пришлось у дяди занимать!». Уже потом, как всё произошло, я узнал, что у Сун Сян не были оплачены три последних учебных года, да и учитель У тоже ничего не оплачивал. Судя по его виду, он бы и не смог помочь с оплатой.

Единственный раз, когда учитель У, как мне показалось, вёл себя мило, был во время прошлогоднего Праздника весны. Он только недавно перевёлся, и отвечал за танец «Сухопутная лодка», который должна была исполнить агитбригада. Не знаю, как так получилось, но мне досталась роль гребца, а Сун Сян – новобрачной. Песни лодочника и новобрачной сочинил учитель У. Они получилось весьма благозвучными. Я считаю, что учитель У, как человек – не очень, но талантлив. Так и хороводили с 29 числа 12 месяца (канун последнего дня года) и до 15 числа первого месяца (Праздник фонарей) по лунному календарю, обошли каждый двор. Чуть ли не круглые сутки были на ногах, всё гребли и гребли, лишь перед самым рассветом удавалось немного вздремнуть. В самый последний день, мы с Сун Сян так вымотались, что увалились прямо в стог сена. Проснувшись, я увидел, что её голова лежит у меня на ногах. Её тело благоухало, словно смола. И тут нас обнаружил учитель У. Он сразу же разорался, обозвал меня маленьким негодяем, мол, только пиписька выросла, так сразу с одноклассницей обжимаешься. Сообщил, что обязательно доложит об этом директору. Вот тебе и раз! Так намаялись, что ни о чём таком даже и не думали. Но я не мог спорить, лишь со слезами на глазах слушал его ругань. С тех пор в его поведении не осталось даже и намёка на доброжелательность.

Учитель У опасался, что я расскажу директору, о том что я увидел в доме Сун Сян. Поэтому пытался сблизиться со мной: осведомлялся, есть ли какие-либо затруднения в учёбе, хожу ли я в сосновый лес за смолой. Даже сказал, что если у меня возникнут затруднения с оплатой учёбы, он сможет мне помочь. Я всегда ловко уклонялся от ответов. Вот негодяй, пытается меня подкупить, а я всё равно всё расскажу директору.

Не прошло и недели, как из образовательной группы коммуны прибыл человек и объявил, что учителя У забирают в коммуну в кружок по изучению идей Мао Цзэдуна. Он взглядом отыскал меня в толпе, что его окружила, и очень свирепо на меня посмотрел. Я выдержал его взгляд и даже что-то выкрикнул. В маоистских кружках оступившихся перевоспитывали, их критиковали и порицали. Туда легко было попасть, а вот выйти – не очень, особо отличившихся даже отправляли в тюрьму. Чего было мне боятся-то? Меня вызывали на беседу, чтобы я снова рассказал в подробностях, что я видел в тот день, конечно же, я всё рассказал. Так же на беседу вызывали матерей многих учеников, наверняка для того чтобы сопоставить и подтвердить показания.

Маму Сун Сян с утра вызвали в большую бригаду. Когда Сун Сян вернулась из школы, её ещё не было, ужинать тоже не пришла, и заполночь не появилась. Сун Сян очень переживала, даже отца отправляла на поиски. Он ей ответил: «Скажи спасибо учителю У и директору – это всё закрутилось из-за них, хочешь искать – иди сама и ищи!». Ну и как она пойдёт в такую даль по ночи? Едва забрезжил рассвет, она тут же побежала в школу на поиски директора. Директор сказал: «Как стемнело, так она сразу и ушла, как это она домой не пришла?». Сун Сян ответила: «Нет, не вернулась». Директор спросил: «А отец с ней не ругался?». Сун Сян ответила: «Точно знаю, что нет: я всю ночь не спала». Директор сказал: «Дитятко, не волнуйся, сейчас мы с тобой её поищем, возможно, она у родственников заночевала».

Они пошли к родственникам, у которых она могла остановиться, но они сказали, что она не приходила. Разыскивая мать, они дошли до соснового леса. Директор сказал: «Постой тут, я отойду по малой нужде», и скрылся в тёмных зарослях. Сун Сян принялась расхаживать взад и вперёд, на душе у неё было не спокойно, похоже на то, что события, о которых ей рассказали, действительно имели место быть. Учитель У, вот же учитель У! Вдруг, каркая, пролетели вороны, которые скрылись за ближайшими деревьями. У Сун Сян закружилась голова, а волосы встали дыбом. Директор всё ещё не вышел, и Сун Сян решила зайти в лес. Пройдя немного вглубь, она увидела дерево, на ветке которого висело что-то длинное, она пригляделась: это была её мать. Сун Сян разглядела тёмно-синюю кофту и чёрные заштопанные брюки. Она крикнула: «Директор!», и упала в обморок.

Заслышав крик, директор вышел из леса. Мы ходили в школу по дороге, которая шла через лес, и, увидев нас, директор закричал: «Ребята, скорее пойдёмте со мной в лес, узнаем, что случилось с Сун Сян!». Мы свернули с дороги и вошли в лес, совсем скоро мы увидели повешенное тело, ноги были босые, обувь спала с них. Сун Сян лежала без сознания рядом с обувью. Штанина была сильно разорвана, было видно половину ноги. Живот был открыт, одежда собралась на груди. Волосы были растрёпаны, и закрывали лицо. Это определённо была мама Сун Сян. В моей голове загудело: я совершил убийство, я погубил Сун Сян и её маму.

Я только слышал, как рядом со мной суетился директор: «Скорее, двое, отнесите Сун Сян домой. Ещё двое, бегите за помощью, найдите дверь, чтобы унести на ней тело матери Сун Сян, нужно трое или четверо взрослых. Остальные, собирайте лапник, чем больше, тем лучше. Я залезу на дерево и отвяжу верёвку, аккуратно спущу тело, а вы снизу примите, не надо швырять покойную. И не надо бояться!». Пока директор не произнёс слово «бояться» было ещё ничего, но как только он его произнёс у меня по телу побежали мурашки, а каждый волосок на теле встал дыбом. Мама Сун Сян не отпустит меня, обязательно со мной посчитается, обязательно… Я стоял там как вкопанный и даже не знал, что ребята уже ушли.

Директор залез на дерево и развязал верёвку, труп мамы Сун Сян стал спускаться, а внизу не было никого, кто бы мог его принять. Директор, держа руками верёвку, крикнул: «Скорей, обхвати её ноги, что стоишь, как истукан? Что страшного в мертвецах?». Я не знаю, сколько мне понадобилось времени, чтобы заставить себя подойти к дереву, зажмурившись и стиснув зубы, я крепко обхватил холодные, околевшие ноги. Тяжесть навалилась на меня, я покраснел. Директор крикнул: «Отойди назад! Отойди назад!». Я медленно отступил, и сразу почувствовал, как тело становилось всё легче и легче, директор медленно травил верёвку и одновременно спускался с дерева. Голова трупа уже коснулась земли, а я, согнувшись, всё ещё крепко обнимал ноги. Директор крикнул: «Отпускай! Аккуратно отпускай!». Но руки как будто прилипли к холодным ногам трупа и никак не хотели разжиматься. Я зарыдал, директор подбежал ко мне, разжал мои руки, и только тогда ноги упали на землю.
Вернулись ребята, которых послали за лапником, и навалили его целую кучу. Они стали наперебой выяснять кто же это, и почему висит на дереве. Директор громко сказал: «Это мама вашей одноклассницы Сун Сян, она повесилась сама, никто её не вешал».
— А почему её одежда разорвана? — спросили они.
— Только что, когда спускали, зацепилась за сук, — ответил директор.
Директор, кивая на меня, сказал: «Он слышал!». Хотя я ничего такого не слышал, кто знает, был ли этот звук вообще. Но я промолчал. Один из ребят сказал: «У неё на лице и груди есть кровоподтёки!». О дерево оцарапалась! — ответил директор.

Ученики притихли и стали ждать взрослых. В моей голове был абсолютный хаос. Перед глазами мелькали бледнющие ноги, живот, оголённый зад и груди. Мама Сун Сян с растрёпанными волосами обязательно найдёт меня чтобы поквитаться, разъярённый учитель У, у которого обнажено бледное тело, закованный в наручники, тоже разыщет меня чтобы свести со мной счёты. Змеи, две белые змеи сплелись, и обратили свои жала в мою сторону, их головы уже достигли моих ушей, а хвосты обвили мои ноги. Я вскрикнул. Директор, хлопнув меня по голове, спросил: «Что такое? Чего ты испугался? Ну, ты и трус!». Я больше не посмел издать и звука, хотя перед глазами по прежнему плыли все эти образы.

Люди на двери принесли тело матери Сун Сян домой. Из большой и производственной бригад пришёл актив, из образовательной группы тоже пришёл человек. Они давали указания и собирали деньги на гроб. Одежду, в срочном порядке, предоставил снабженческо-производственный кооператив, а талоны на ткань и оплату счетов взяла на себя большая бригада. Остальные нашли носилки, выбрали место на кладбище, похороны назначили на следующий день. Похороны решили провести в революционном духе: подвергнуть резкой критике учителя У, подрывающего образовательные планы, «Траурный барабан» решили не исполнять, а траурную речь подготовит директор: «Аморальные отношения с учителем У имели место быть, и она тоже несёт за это ответственность. Чуть что сразу вешаться, что ли? А работать кто будет? Ни в коем случае нельзя допустить того, чтобы люди ошибочно принимали самоубийство за славный поступок». Затем человек из образовательной группы спросил у отца Сун Сян: «Ну что, ты согласен? Если да, то так и порешим, а нет – мы умываем руки! Но имей ввиду, что все материалы в нашем ведении!». Сказав это, он потряс папкой с бумагами. Отец Сун Сян кивнул головой, тем самым выражая своё согласие, и лишь тихо прошептал: «Но как же она могла наложить на себя руки?». Человек из образовательной группы сказал: «Вчера мы закончили беседу ещё засветло, она ушла вместе с директором». Отец Сун Сян резко подскочил и, схватив за грудки директора, произнёс: «Ах, ты ёбанный ублюдок!». Директор дерзко ответил: «Успокойся! Проблем захотел?». Отец Сун Сян остыл и с неохотой разжал руки.

Вместе с матерью Сун Сян мы похоронили и наши отношения. Не знаю, как я умудрился пронести воспоминания об этом роковом дне до сегодняшнего дня, но я всё ещё ежедневно бормочу: «Сун Сян! Сун Сян!»


P.S.
Сун Сян – сосновая смола;

P.P.S.
По мере постижения языка текст будет правиться

P.P.P.S.
У меня ещё две книги рассказов…
Tags: иероги, китайский, чтиво
Subscribe

Posts from This Journal “чтиво” Tag

  • Одинокий Новый год. Окончание

    Начало Нянь Шэн пошёл в отчий дом. Родители жили на том берегу реки, так что до них можно было докричаться. Отец толкал инвалидное кресло, в…

  • Одинокий Новый год

    Одинокий Новый год Автор: Хуан Пу От дома, укутанного густым слоем снега, к свинарнику тянулась вереница следов. Чушка ещё спала, когда Цзинь…

  • Уехавший Максим. Часть 6 (заключительная)

    Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Вскоре хлебная лавка Максима отворила двери. По правилам поселкового торгового общества, не важно кто…

  • Уехавший Максим. Часть 5

    Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Да Няньюй снова пришёл в зубоврачебный кабинет. Увидев Лю Цзысюня, он возбуждённо выпалил: — Братец Цзысюнь, я…

  • Уехавший Максим. Часть 4

    Часть 1 Часть 2 Часть 3 Поселковый глава Сюй Циндэн не имел привычку лезть во все дела, у него для этого были специальные люди. Ещё он никогда…

  • Уехавший Максим. Часть 3

    Часть 1 Часть 2 Актёр Да Няньюй снова пришёл в зубоврачебный кабинет Лю Цзысюня. В последние дни пациентов было немного, за день заходило…

  • Уехавший Максим. Часть 2

    Начало. Он написал несколько произведений, которыми восхищались и хозяин и труппа. В основном это были комедийные произведения, такие как…

  • Уехавший Максим

    Уехавший Максим Автор: Бай Тяньгуан Жёнушка Шицзю была, должно быть, самой красивой женщиной в посёлке Мусян. Зубной лекарь Лю Цзысюнь описывал…

  • Накрылись покатушки(((

    Со вчерашнего вечера поливает и громыхает, с короткими затишьями. Так что сегодняшние покатушки пришлось отменить((( И завтрашние морепродукты…

promo domavl april 26, 2015 12:06 27
Buy for 10 tokens
Тут недавно в одном комьюнити одного товарища послали на три весёлых буквы. Вот он и запросил карту с маршрутом. Так я и узнал, что на острове есть деревушка Hаχʸй. Было решено съездить, да поглядеть что там, да как. 1. Политика по снижению рождаемости в действии: ящик с бесплатными…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments