Maxim (domavl) wrote,
Maxim
domavl

Мотоцикл Хун Да



Автор: Лу Цзянлян


Глава I

Хун Да кое-как вырвался из объятий Морфея, высунул руку из под ватного одеяла, тем самым запустив под него холодный воздух, включил лампу. Бросил взгляд на часы, что висели напротив кровати: обе стрелки миновали цифру 4, невольно испугался, поспешно подскочил и начал одеваться. Ещё даже не просунув руку в рукав, как уже пробежала мысль о только что купленном мотоцикле. Он ухмыльнулся этой мысли, успокоился, всё тело расслабилось, и он снова юркнул под тёплое одеяло.
Супруга тоже проснулась, с трудом повернулась лицом к Хун Да, и в недоумении спросила:
— Ты чего?
— Ещё рано! — ответил Хун Да.
Жена бросила взгляд на настенные часы и с удивлением воскликнула:
— Как это рано? Смотри, уже почти полпятого.
— Ну, так сейчас же есть мотоцикл! — ответил Хун Да.
Супруга проснулась окончательно и неловко улыбнулась. Она протянула руки и крепко обняла Хун Да.
Через четверть часа Хун Да с неохотой высвободился из объятий супруги, и вылез из кровати. Да, купили мотоцикл, но опаздывать никак нельзя, а то опять будет как раньше: удастся закупить только остатки рыбы, на которые никто не позарился.
Хун Да продаёт рыбу. Каждый день ранним утром он едет на городскую базу за рыбой, а затем везёт её на поселковый рынок для перепродажи. То, что не удалось сбыть на рынке, возит по близлежащим деревням в надежде продать. Раньше он ездил на велосипеде, и всё время не мог угнаться за конкурентами: они всегда обходили его, и неважно на этапе закупки или продажи рыбы. Отсюда и зарабатывал он не много, да и рыбы много дохло. Вот так целый день носился, что к ночи аж всё тело ломило.
По осени, жена предложила обзавестись мотоциклом. Сначала он был против: двух детей надо поднимать, а ещё супруга травмировалась и теперь только целыми днями то и делает, что лежит, в общем, итак, концы с концами не сводят. Но потом всё ходил и обдумывал покупку, все-таки, если купить мотоцикл, как-то полегче будет зарабатывать. В итоге заняв у родни, купил-таки, несколько дней назад, мотоцикл.
Теперь Хун Да, как проснётся, первым делом идёт проверять как там мотоцикл.
Мотоцикл ставил в кладовой, что на первом этаже дома, в десяти шагах от комнаты. И вот, Хун Да застёгивая пуговицы, неторопливо пошёл вниз. Почти дойдя до кладовой, заметил, что одна петля сорвана и из щели дует холодный воздух. Он начал себя успокаивать: «Не волнуйся, не волнуйся! Мотоцикл привязан цепью к колонне, ничего не могло случиться». Успокаивая себя, Хун Да дошёл до дверей, и увидев в зазор мотоцикл, с облегчением, протяжно выдохнул, да так, что как будто несколько лет копил воздух в лёгких.
Выдохнул и зашёл в кладовую, и тут у него перед глазами всё померкло, а в голове загудело: мотоцикл стоял на месте, а колёс и след простыл.
— Я только накануне его купил, только-только купил! — бормотал он без остановки, а по его телу бежала дрожь. Когда дрожь прошла, и он немного успокоился, он резко развернулся и пулей выбежал наружу. Очутившись на улице, понёсся в сторону выезда из деревни.
Несколько деревенских стариков в это время уже были на улице, увидев несущегося в смятении Хун Да, они принялись наперебой выкрикивать:
— Хун Да, что с тобой? Что стряслось?
Хун Да не отвечал, а только всё так же жалобно бубнил себе под нос: «Я только накануне его купил, только-только купил!». Он ещё ускорился, а про себя думал: «Я не могу позволить, чтобы колёса вот так вот просто пропали! Не могу!».
Хун Да добежал до выезда из деревни, но на дороге не было ни души, только лежала опавшая листва. Он уже полностью пришёл в себя и понял, что гнаться без толку: воришка мог и ночью украсть. Рядом, как раз, была полицейская будка, когда он начал вопить: «Украли мотоцикл! Горе мне, горе!».
Увидев будку, он рванул к ней и добежав, начал с яростью пинать закрытую дверь, удар за ударом, так и долбил до тех пор пока нога не онемела.


Глава II

Хун Да вернулся домой удручённым. Супруга увидев его, спросила:
— Куда ходил? Чтобы только проверить мотоцикл надо столько времени?
Хун Да открыл было рот, но подумал, что жена ещё не окрепла, и что если он всё расскажет, это может сказаться на лечении, поэтому он закрыл рот и промолчал. Немного погодя всё же промолвил:
— Я...это... проверял... всё ли...ну... нормально.
— Ну, всё нормально? — взволнованно спросила Жена.
— Ну конечно, только же купили, — с напущенной естественностью ответил Хун Да.
Жена выдохнула с облегчением.
Хун Да пошёл готовить завтрак, а у самого на душе было тошно: «Только купил мотоцикл, денег у родни занял, как я ей скажу, что украли?»
Приготовив еду, Хун Да второпях съел свою порцию, перекинулся парой фраз с женой и поспешно вышел за порог.
Он отыскал велосипед, запрыгнул на него и помчался в сторону выезда из деревни. Доехав до полицейской будки, наткнулся на возвращавшегося из города Сяо Тяня. Сяо Тянь, покачиваясь как бамбуковый шест, выплыл из тумана, и увидев Хун Да прокричал:
— Хун Да, что так рано поехал за рыбой, а?
Если бы Хун Да столкнулся с кем-нибудь другим, то как-нибудь бы отбрехался, но он столкнулся с Сяо Тянем. Хун Да резко затормозил и спрыгнув с велосипеда чуть ли не плача сказал:
— Блядь, не успел купить мотоцикл, как уже колёса украли!
— Когда украли? — ошеломлённо спросил Сяо Тянь.
— Вчера ночью.
— А где?
— Дома, из кладовой.
— В деревне же постоянно дежурят, и украли? — недоумённо сказал Сяо Тянь.
В прошлом году перед Праздником весны обворовали несколько дворов, и деревенские жители были очень встревожены из-за этих событий. Услышав об этом, Сяо Тянь, который уже давно не был на малой Родине, даже написал заметку в газету, которая вызвала общественный резонанс. Вскоре после этого и поставили полицейскую будку.
Хун Да возмущённо ответил:
— Хуюрят! — сказав это, он со всей дури пнул полицейскую будку. — Вот же дерьмо, поставили здесь эту халабуду и теперь стоит зря!
Сяо Тянь услышав упрёки Хун Да, подошёл к будке и заглянул в окно. Внутри он увидел только полнейший беспорядок: определённо не похоже, чтобы там кто-то бывал. В душе у него зародилось возмущение из-за того, что его, похоже, обманули.
И тут Хун Да снова сказал:
— Ага, дежурят они, вид делают только, этот уёбок Ли Минь только и знает что по ночам в маджонг играть, о каком дежурстве тут может идти речь?!
— Так, а ты, куда сейчас едешь? — спросил Сяо Тянь.
— В полицейский участок заявление писать, — ответил Хун Да.
— А что сначала напрямую не обратишься к этому уёбку Ли Миню? — поинтересовался Сяо Тянь. — Он из нашей деревни, в поселковом полицейском участке служит, он же и отвечает за общественную безопасность в нашей деревне!
— А смысл обращаться к этому уёбку? Нахуя? От свиньи больше толка будет, если к ней обратиться, чем от него, — с презрением сказал Хун Да. — Сказать по правде, если бы он не был полицейским, я бы на него подумал, что это он украл колёса!
Слова Хун Да развеселили Сяо Тяня. Он был полностью с ним согласен. Ли Миня он характеризовал, как недисциплинированного раздолбая, который ну никак не походил на полицейского, а больше тянул на какого-нибудь бандюка. И он всё никак не мог взять в толк: у этого уёбка Ли Миня дядя занимает пост замглавы уезда, и если всё он делает так из рук вон плохо, то нахера он служит полицейским?
Хун Да сказал:
— Я сейчас еду, чтобы прямо с самим начальником встретиться.
— Во! — сказал Сяотянь. — Ты там его спроси, что это они поставили будку, и никто не дежурит? Ты так и скажи, что у нас вещи пропадают, пускай они за это и отвечают!
Хун Да пообещал спросить и попрощался. А ещё подумал про себя: «Надо быстрее ехать заявлять, глядишь, ещё успею за рыбой. А то колёса украли, а если ещё и дело будет простаивать, так убытки ещё больше будут».


Глава III

Окутанный туманом посёлок ещё спал, когда Хун Да въехал в него, на улицах почти никого не было. Доехав до полицейского участка, он увидел, что ворота ещё закрыты. Он слез с велосипеда и побарабанил по воротам, но на глухие звуки ударов внутри никто не отреагировал. До Хун Да дошло, что он приехал слишком рано. Поэтому поставив велосипед, принялся ждать перед воротами.
Из-за того, что был разгар зимы, да ещё и раннее утро, Хун Да казалось, что он стоит не перед воротами, а нагишом погруженным в проруби: он непрестанно потирал руки и притоптывал от холода, пытаясь противостоять морозу. Ему подумалось, что если бы с мотоциклом ничего бы не приключилось, он бы уже был в городе, когда как на велосипеде ещё бы крутил педали обливаясь потом.
Вот так он и проторчал перед воротами около трёх часов, магазинчики уже один за другим отворили свои двери, а в участок так никто и не пришёл. Как только Хун Да осознал, что сегодняшняя торговля накрылась медным тазом, его тут же начало распирать от гнева, и он начал браниться:
— Вот же уёбки, ёбанные трутни, паразиты ебанные!
Уже было почти девять утра, когда пришёл один из полицейских. На вид ему было около сорока лет, высокий, худой и с угрюмым лицом. Он взглядом изучил стоящего рядом с воротами Хун Да и не проронив ни слова, подошёл отпирать их, как будто Хун Да был не человеком, а обычным деревом, растущим рядом с воротами.
Хун Да и так был на взводе, а тут и вовсе вскипел, но подумав, что дело важнее, сдержал себя и только сказал:
— А что это вы так поздно начинаете службу? — в его тоне чувствовалась доля сарказма.
Полицейский определённо услышал Хун Да, но ничего не ответил, только снова покосился на него и продолжил возиться с воротами. Только когда он отпёр их, холодно спросил:
— Вы по какому-то вопросу?
— Я ищу вашего начальника, — ответил Хун Да.
— По какому вопросу ищите начальника Ли? — поинтересовался полицейский.
Хун Да не ответил, а только снова спросил:
— Когда придёт начальник Ли?
— Без понятия! — ответил полицейский и вошёл во двор, оставив Хун Да позади.
Хун Да вошёл следом, но не пошёл с полицейским в здание, а остался стоять во дворе, терпеливо ожидая приход начальника Ли.
Полицейские входили и выходили, выливали вчерашний чай, ополаскивали термосы, маячили перед глазами Хун Да, но никто не обращал на него внимание, словно он был невидимкой.
Примерно спустя десять минут во двор влетел полицейский мотоцикл с проблесковыми маячками и резко затормозил рядом с углом здания. С него поспешно слез молодой человек около тридцати лет. Под мышкой у него был зажат портфель и когда он шёл до здания, он насвистывал какую-то распространённую мелодию.
Хун Да узнал в нём Ли Миня, только фыркнул: «Уёбок!» и отвернувшись, уставился на дерево, что росло во дворе, делая вид, что не заметил его появление.
Как только Ли Минь увидел Хун Да, он тут же замешкался, но сразу же прибавил ход, и пройдя мимо, скрылся в здании.
Затем ещё несколько полицейских заходили во двор, некоторые интересовались у Хун Да, что он тут стоит, а некоторые просто игнорировали его и прямиком заходили в участок. На вопрос Хун Да: «Когда придёт начальник Ли», все отвечали: «Не знаю!», на последующий вопрос «А он сегодня будет?», отвечали: «Наверное, будет».
Когда Хун Да наконец-то дождался начальника Ли на часах уже было почти десять утра. Начальник Ли был человеком средних лет, толстым коротышкой, которому из-за избыточного веса приходилось часто останавливаться чтобы перевести дух. Из-за того, что на его лице была улыбка, он казался очень дружелюбным. Завидев Хун Да, он участливо поинтересовался:
— Товарищ, вы по какому-то делу?
— Вы начальник Ли? — спросил Хун Да.
— Да, я, — ответил начальник Ли.


Глава IV

Выслушав в своём кабинете Хун Да, начальник Ли направил было его к Ли Миню, потому что именно он отвечает за это село. Но Хун Да возразил:
— Мне не нужен Ли Минь, я хочу, чтобы вы занялись этим делом.
— Товарищ Хун Да, поймите, такова процедура, — принялся дружелюбно разъяснять начальник Ли.
— Ну, как Ли Минь может раскрыть это дело, от него же абсолютно нет никакого толка!
— А вы уже обращались к нему? — серьёзно спросил начальник Ли.
— Нет.
— Ну, если нет, тогда почему вы так говорите? — строго спросил начальник Ли.
Хун Да понял, что сболтнул лишнего, и поэтому промолчал.
Начальник Ли снова сменил гнев на милость и сказал:
— Вы должны доверять нашим полицейским, они все высококвалифицированные сотрудники, будь по-другому, как бы они тогда могли служить в полиции?
Увидев, что Хун Да всё не уходит, добавил:
— Товарищ Хун Да, надеюсь, вы понимаете порядок нашей работы. Хотя наш посёлок и не большой, но происшествий достаточно, поэтому, если я сам буду вести каждое дело, то зачем тогда нам такой большой штат?
Хун Да понял, раз начальник пустил разговор в такое русло, то настаивать уже бесполезно, поэтому ему только и оставалось, что гневно выйти за дверь.
Хун Да спустился на первый этаж, размышляя о том, что Ли Минь никакой сотрудник, и уже собирался возвращаться домой, но подумал, что не может позволить что бы колёса вот так вот просто исчезли, поэтому развернулся и пошёл обратно…
Когда Хун Да оказался перед Ли Минем, тот стриг ногти на ноге. Услышав, что кто-то вошёл, он приподнял голову, посмотрел исподлобья и продолжил стричь ногти.
Хун Да без особых эмоций произнёс:
— Я пришёл заявить.
Ли Минь ничего не ответил, а лишь не спеша убрал кусачки для ногтей, неторопливо надел носок, выдвинул ящик стола, достал бланк и уставившись на Хун Да спросил:
— Фамилия, имя?
Хун Да подумал: «Вот же уёбок, сидит, выёбывается».
Ли Минь не услышав ответа, всё сидел, уткнув перо ручки в графу «ФИО».
Хун Да поняв, что от такого рода противостояния не будет толку, раздражённо ответил:
— ХУН!… ДА!…
Ручка Ли Миня заскрипела по бланку, Хун Да взглянул на писанину: было похоже будто червяк посрал. Это был самый ужасный почерк из всех возможных, он даже не смог сдержать смешка: ну как такой невежа мог быть полицейским? В итоге, весь бланк заполнила такая мазня, которая зафиксировала показания о случившемся с мотоциклом.
Спустя больше чем через час закончили заполнять бланк. После того, как Хун Да его прочёл и не нашёл расхождений с показаниями, Ли Минь попросил его поставить свой отпечаток пальца. Хун Да поставил свой отпечаток пальца, Ли Минь забрал бланк и холодно сказал:
— Вы свободны.
— Вы даже не поедите на место преступления? — нахмурив брови, спросил Хун Да.
— Сейчас нет времени. Как только, так сразу.
— И когда же поедите?
— Мы всё организуем.
— Вы даже не едете на место преступления, каким образом вы раскроете дело? — со злостью спросил Хун Да.
— Ну, если вы всё так знаете, может сами и раскроете? — бросив взгляд на Хун Да, без всяких эмоций спросил Ли Минь.
Хун Да промолчал, развернулся и вышел из кабинета.
Когда Хун Да в ярости влетел в кабинет начальника участка, начальник Ли распластавшись на столе, что-то писал. Увидев Хун Да он прекратил писать, и дружелюбно спросил:
— Товарищ Хун Да, что-то ещё?
— Ли Минь – абсолютно не тот человек, который может вести расследование!
— Вы утверждаете, что Ли Минь совершенно негодный работник? — выпрямившись, спросил начальник Ли.
— Попросил его съездить на место преступления, а он и не собирается; как вы думаете, таким образом можно раскрыть дело?
— Товарищ Хун Да, сейчас в работе очень много дел, и как нам быть с другими, если мы возьмёмся за ваше вне очереди?
— Ну и когда же вы поедете? — с надежной спросил Хун Да.
— В самом скором времени, — поразмыслив, ответил начальник Ли.


Глава V

Когда Хун Да выходил из поселкового полицейского участка было уже около полудня. Он сел на велосипед, и поехал в сторону дома. Когда он уже проехал почти половину пути, в его голове пронеслась мысль: «Как я объясню жене, что сегодня не ездил за рыбой?». Он резко затормозил, слез с велосипеда и, закурив, принялся обдумывать ответ.
Докурив, он всё-таки зацепился за подходящий ответ, что всплыл в его голове. Хун Да Запрыгнул на велосипед и направил его к дому старшей сестры. Среди всей его родни, только семья его старшей сестры была при деньгах, поэтому только у неё и можно было попросить помощи.
Позавтракав, зять уехал в карьер – он был начальником сельского карьера. В то время пока сестра убирала столовые приборы, у ворот показался её брат Хун Да. Она удивлённо спросила:
— Братец, что стряслось?
Кроме Праздника весны, Хун Да ни при каких обстоятельствах, никогда не заявлялся к ним во двор, даже когда продавал рыбу.
Хун Да крикнул:
— Сестрёнка, займи ещё тыщу.
Сестра стала раздумывать: только недавно заняла, куда ему опять деньги? Но ей было неудобно спрашивать, она так и стояла, колебавшись, в итоге, только и смогла что спросить:
— Братец, ты ещё не завтракал, может, со мной поешь?
Хун Да почувствовав интерес сестры, сразу же рассказал ей о происшествии с мотоциклом.
Сестра дослушав рассказ Хун Да, поинтересовалась:
— А как это тебе хватит тыщи на покупку мотоцикла?
— Да какой к чёрту мотоцикл? Супруга ещё не вылечилась, мне деньги нужны для того, чтобы показать ей, что сегодня была торговля.
— А куда ты сегодня мотался, если не закупал рыбу?
— В полицейский участок, написал заявление.
— А толку-то, что заявил? Магазин Шуйцин обнесли на несколько десятков тысяч, тоже заявил, уже как два месяца прошло, ну и о каком раскрытии может идти речь, если полиция даже не чешется?
— Ну, нельзя же так просто кражу оставлять.
— Без толку твоё заявление, только время зря потратил! Вот увидишь!
Сестра больше не хотела спорить с Хун Да, а пошла наверх за деньгами для него. Когда она дошла до середины коридора до неё донеслись слова Хун Да:
— Только крупными не давай, дай мелкими.
Когда Хун Да отъехал от дома сестры, он как раз встретил Цзян Шуйцина. Цзян Шуйцин был из той же деревни, что и зять Хун Да, можно сказать что он был старым знакомым Хун Да. Раньше он как и Хун Да тоже продавал рыбу, затем открыл своё дело по продаже стройматериалов. Это он хозяин того магазина стройматериалов, что в посёлке.
Увидев Цзян Шуйцина, Хун Да поспешно затормозил, слез с велосипеда и поинтересовался:
— Шуйцин, говорят, что твой магазин обворовали, ну что, нашли воров?
Шуйцин ничего не ответил, а только усмехнулся. Хун Да понял, что это была горькая усмешка. И тут Цзян Шуйцин гневно сказал:
— Ты что думаешь, что эти уёбки могут что-то сделать? Если бы, блядь, они были, хоть на что-то способны, мои деньги были бы на месте!
Хун Да не понял что Шуйцин хотел этим сказать.
Цзян Шуйцин разъяснил:
— Мой магазин же рядом с полицейским участком, и если бы эти уёбки работали бы нормально, разве у воришек хватило бы духу пойти на дело?
И тут до Хун Да наконец-то дошло, надежда сразу же начала таять на глазах.
Хун Да попрощался с Цзян Шуйцином. До дома он добрался, когда было уже больше часа. Жена, увидев его, спросила:
— Как сегодня была торговля?
Хун Да не ответил, а только протянул деньги лежавшей на кровати супруге.
Супруга пересчитав деньги и сияя от радости, произнесла:
— А сегодня-то больше, чем когда либо!
— Ну, конечно! Ведь сегодня я ездил на мотоцикле!
А у самого на сердце кошки скребли.


Глава VI

Хун Да как и раньше стал ездить на рынок на велосипеде, а когда возвращался, то осведомлялся у соседей приходили ли из полиции. И всегда ответом было слово «нет». Соседи знали о случившимся, но утаивали происшествие от супруги Хун Да. А ещё они находили Хун Да забавным в его упорстве с полицейскими.
И вот, спустя три-четыре дня Хун Да не выдержал, и распродав всю рыбу, вновь поехал в полицейский участок к начальнику Ли. Как только начальник Ли его увидел, сразу замахал руками, будто прогонял назойливую муху, быстро протороторил:
— У меня сейчас нет времени, не надо ходить ко мне, идите к следователю Ли Миню.
Ввалившемуся без стука Хун Да оставалось лишь развернуться и пойти на поиски Ли Миня. Дверь в кабинет Ли Миня была закрыта. Хун Да с силой постучал несколько раз, изнутри донеслось:
— Кто?
Хун Да услышав Ли Миня, не ответил, а продолжил тарабанить. Внутри не выдержали и, шаркая тапочками, пошли открывать дверь. Открыв дверь и увидев Хун Да, Ли Минь сразу же изменился в лице:
— По какому делу?
— Насчёт кражи колёс с мотоцикла, — холодно ответил Хун Да.
— Приходите после полтретьего, сейчас нерабочее время, — сказав это, Ли Минь захлопнул дверь, оставив Хун Да снаружи.
Хун Да закипел от гнева, хотел даже вышибить ногой дверь, но спохватился, что это всё-таки полицейский участок и поборол свои эмоции. Он развернулся и пошёл домой. «Хорошо, после полтретьего, так после полтретьего, посмотрим, что ты мне ответишь тогда, уёбок!».
Хун Да вернулся ровно в полтретьего.
Ли Минь снова спросил:
— По какому делу?
— Насчёт кражи колёс с мотоцикла, —холодно ответил Хун Да.
— По этому происшествию мы уже возбудили дело, как только появиться какая-либо информация, мы вас известим.
— Никто же не выезжал на место происшествия, вам что силы небесные помогут раскрыть это дело? — с издёвкой спросил Хун Да.
— У полиции свои методы, неужели нам ещё нужны ваши поучения как раскрывать дела?
— Не расследовать дела, это и есть ваш метод расследования?
— Если вы не уверены в нас, можете не обращаться к нам.
— Если мы сами должны раскрывать дела, — вспылил Хун Да, — зачем тогда нам содержать вас дармоедов?
— Вы то себя не можете содержать, а ещё семью содержите? — усмехнувшись и с издёвкой парировал Ли Минь.
— Хун Да понял что ругаться бессмысленно, и ничего не ответив, вышел из кабинета. Он снова направился в кабинет начальника Ли. Только увидев, что это опять Хун Да, начальник Ли посерел. Но в этот раз Хун Да ничего не предлагал, а молча зашёл и найдя себе место куда сесть, членораздельно произнёс:
— Я приношу жалобу на действия Ли Миня!
— На какие его действия? — спросил начальник Ли с притворным испугом.
— Уже скоро неделя, как у меня украли колёса, и не надо меня уверять, что Ли Минь раскроет это дело, как он его может раскрыть, если даже выезжал на место преступления?
— Ли Минь – выдающийся сотрудник нашего участка. Он добросовестный, ответственный и высокопрофессиональный специалист. Ваше дело до сих пор ещё не раскрыто, потому что в данный момент попутно ещё ведутся несколько дел. Ваше дело я взял на карандаш, и самолично буду контролировать его ход. Товарищ, вам не следует переживать, раскрыть дело это вам не в магазин сходить: деньги отдал – товар сразу получил. Вы должны понять, что в нашей работе не всё так просто, — нахмурив брови ответил начальник Ли. Затем ещё добавил:
— И всё же вам не следует сюда ходить, оставьте номер телефона, и как только произойдут какие-либо подвижки, мы обязательно с вами свяжемся. Абсолютно нет никакой необходимости лишний раз бегать туда-сюда.
Хун Да немного успокоился, когда услышал сказанное начальником. Он оставил номер своего сотового и, тепля проблеск надежды, поехал домой.


Глава VII

Минула ещё одна неделя. Телефон Хун Да звонил несколько раз, но это звонили не из полицейского участка. Оттуда вообще не было ни привета, ни ответа. Видеть раму мотоцикла в кладовой было нестерпимо. Надежда о скорейшем раскрытии преступления жгла душу.
И вот, Хун Да наскоро пообедав снова поехал в участок. На выезде из села повстречался с Сяо Тянем. Сяо Тянь стоял на обочине в ожидании автобуса в город. Увидев Хун Да он крикнул:
— Ну, что там с мотоциклом?
Хун Да ехал полностью погружённым в мысли и поэтому не заметил стоящего на обочине Сяо Тяня. Заметил его только когда услышал крик, сразу же остановился и раздражённо ответил:
— Да что там может быть, если прошло уже полмесяца, а дело так и не сдвинулось.
— Работа поселкового полицейского участка никуда не годится: поставили будку, а никто не дежурит; вещи пропадают, и никому нет до этого дела. Одним словом – шваль! Да, вот такой вот участочек, — качая головой, сказал Сяо Тянь.
— А вот ты мне скажи: вот, колёса с мотоцикла украли, а должен ли поселковый участок нести за это ответственность? — неожиданно спросил Хун Да.
— Конечно! — не раздумывая, ответил Сяо Тянь. — Если бы они дежурили, то ничего бы не украли с твоего мотоцикла.
— Ну, заявил я, а Ли Минь ничего не предпринимает, даже не приезжал к моей кладовой, — перебил Хун Да.
— Тем более возникают вопросы.
— Сяо Тянь, вот ты говоришь, что они должны отвечать, а каким образом? Как я должен поступить?
Этот вопрос озадачил Сяо Тяня. Он тоже не знал, как надо поступить. Торопить их с расследованием? А толку? Если они отлынивают. Начальству тоже нет до этого дела, потому что преступление, по большому счёту, пустяковое; Не подгонять? Но нельзя же просто так оставить кражу.
Видя что Сяо Тянь молчит Хун Да всё же стоял и ждал его ответ. И вот, тяжело выдохнув, Сяо Тянь сказал:
— Хун Да, скажу как есть, если они не будут вести расследование, то ничего и не поделаешь, ну а если они и возьмутся за дело, то с их квалификацией, вряд ли получится раскрыть дело. Поэтому, в любом случае, ты останешься ни с чем.
От этих слов у Хун Да упало сердце. Тут подошёл автобус и попрощавшись с Хун Да, Сяо Тянь залез в него и уехал.
Хун Да взглядом проводил автобус, и толкая велосипед размышлял куда ехать: домой или в участок? Поколебавшись, Хун Да всё же решил ехать в участок. Он подумал, что раз с его мотоцикла украли колёса, значит, полиция должна отвечать, почему это он не должен призвать их к ответственности?
И вновь Хун Да прямиком пошёл к начальнику Ли. Начальника ещё не было, и Хун Да принялся ждать его под дверью. Через полчаса он, наконец, пришёл. Увидев Хун Да, ничего не сказал, а только фыркнул как бы здороваясь с ним.
Хун Да тоже никак не отреагировал, а только дождавшись как начальник войдёт в кабинет проследовал за ним. Когда он искал место куда бы усесться, начальник Ли вдруг произнёс:
— Товарищ Хун Да, я лично держу под контролем расследование вашего дела. Обстоятельства складываются таким образом, что вы сообщили о краже несвоевременно, и это естественно, не в лучшую сторону, сказалось на расследовании, поэтому...
Хун Да перебил его:
— Как это несвоевременно? Как только украли, сразу же заявил, я...
Начальник Ли приподнял ладони, тем самым показывая что Хун Да не надо нервничать и продолжил:
— Я выяснил, что кража произошла около полуночи, а заявлять вы пришли на следующий день в обед.
Как Хун Да не пытался спорить и объяснять, но начальник Ли стоял на своём. Когда Хун Да понял, что это всё отговорки и его держат за дурака, в ярости закричал:
— Вы все здесь паразиты!
Резко подскочил и пулей вылетел вон.


Глава VIII

Когда Хун Да в ярости выбежал из кабинета, его переполняло чувство презрения и ненависти к сотрудникам участка. Он думал, что бы такое сделать, что бы дать волю бушующим чувствам. И тут ему на глаза попался стоящий во дворе мотоцикл, тот самый на котором ездит Ли Минь. Увидев, что это такая же модель, что и у него, глаза его загорелись.
Он быстрым шагом дошёл до поселковой мотомастерской. В мастерской никого не было, кроме семнадцати-восемнадцатилетнего парнишки-ремонтника. Работы не было и он, втянув голову, сидел на углу и грелся на солнышке. Хун Да обратился к нему:
— Шеф, помоги снять колёса с мотоцикла.
Паренёк поднялся, порылся в ящике с инструментами выбирая нужные, и без лишних слов пошёл с Хун Да. Зайдя во двор полицейского участка и никого не увидев в нём, Хун Да указывая на мотоцикл сказал:
— Вот с этого надо снять, сними мне два колеса.
Паренёк уставился на Хун Да и заметив, что тот не в полицейской форме всё-таки не сдержался и спросил:
— А вы полицейский?
— Нет.
— Вас послал за мной кто-то из полицейских?
— Нет.
— Раз вы не полицейский, и никто из участка вас за мной не посылал, зачем вам нужно снимать колёса с полицейского мотоцикла? — почувствовав неладное, недоуменно спросил парень.
— Они мне должны, вот я и возвращаю должок.
— Я не знаю, давали ли они на это разрешение, так что не могу снимать. А давайте, вы позовёте кого-нибудь из участка, и если он разрешит снимать, я сниму, — нерешительно предложил ремонтник.
— Не снимешь, я сам сниму! Дай сюда инструменты! — не выдержал Хун Да.
Паренёк передал инструменты Хун Да. Он принял их и взялся за работу. Паренёк какое-то время наблюдал за ним, а потом потерял интерес, и наказав Хун Да, чтобы тот, как снимет колёса, не забыл занести обратно инструмент, ушёл.
Работа была в самом разгаре: Хун Да уже снял одно колесо и возился с другим, когда из участка вышел полицейский, тот самый, что отпирая ворота смотрел на Хун Да, как на дерево, и направился в сортир. Взглянув на Хун Да, который пыхтел над мотоциклом, подумал, что этот ленивый выблядок Ли Минь просто ушёл домой, не откатив поломанный мотоцикл в мастерскую, а просто вызвал ремонтника сюда.
Оправившись и направляясь в здание полицейский снова взглянул на возившегося с мотоциклом человека, как вдруг узнал в нём Хун Да! И это его сбило с толку: хотя он и не был знаком с Хун Да, но так как тот в последнее время зачастил в участок, то знал, что Хун Да занимается продажей рыбы, а никак не ремонтом мотоциклов. Почему же он возится с мотоциклом? С этим вопросом полицейский вошёл в кабинет Ли Миня. Как только Ли Минь услышал об этом, сразу же побежал на улицу, и увидев что Хун Да уже успел снять одно колесо, заорал:
— Хун Да, ты что делаешь, уёбок?!
— Возвращаю свои колёса, — не прерываясь и не поднимая головы, ответил Хун Да.
— Как это «твои колёса»? Я что ли украл твои колёса? — удивился Ли Минь.
— Я и не говорю, что ты, — поправил его Хун Да.
— Так какого чёрта ты снимаешь колёса с моего мотоцикла?
— С моего мотоцикла украли, а так как вы не дежурите и не расследуете дело, вся ответственность лежит на вас. Так что я возмещаю свой ущерб вашими колёсами.
— А ну отойди! Руки убери!
Хун Да абсолютно не обращая на него внимание, продолжал снимать колесо. Наконец закончив, он поднял оба колеса и пошёл прочь. Но не успев дойти до ворот, как его повалили на землю Ли Минь и тот полицейский, заломили ему руки и надели наручники.
Хун Да извивался изо всех сил:
— Ли Минь, уёбок, ты что творишь?!
— Вот же наглая паскуда, средь бела дня позарился на полицейский мотоцикл, звездец тебе! — со злобой, холодно выдохнул Ли Минь.


Глава IX

По поводу произошедшего начальник Ли высказался, что за таким дерзким воровством полицейского имущества, должно последовать суровое наказание. Но благодаря тому, что вмешался зять, Хун Да отделался лишь семидневным арестом и заплатил штраф в размере двух тысяч юаней. Зятю пришлось задабривать начальника Ли, преподнеся ему немало детонаторов и взрывчатки из карьера, что бы тот наконец проявил снисхождение и отпустил Хун Да.
Когда Хун Да в конце концов оказался дома, жена с упрёком сказала ему:
— Хун Да, ну украли у нас колёса, но нельзя же было вот так вот идти и красть с полицейского мотоцикла!
— Я не крал, я возвращал, — угрюмо ответил Хун Да.
— У нас, что разве полицейские украли колёса, что значит «возвращал»? — удивлённо спросила супруга.
— Нет, они не воровали наши колёса, но это же они в нашей деревне поставили полицейскую будку, и ни разу в ней не дежурили. Как произошла кража, они и не собирались её раскрывать. Наши колёса украли только из-за того, что они не выполняют свои служебные обязанности. Их вина, поэтому и возмещать должны тоже они! —разъяснил свою точку зрения Хун Да.
— Это только твои умозаключения, впредь не вздумай отчебучить что-то подобное. Зять сказал, что если бы он не был так хорошо знаком с начальником Ли, тебе бы за кражу полицейского имущества и десять лет бы посчитали мало давать, — не дослушав, предостерегла Хун Да супруга.
— Это нельзя так оставлять, колёса не могут напрасно пропасть, да и я под арестом очутился не за что! — решительно ответил Хун Да.
Поняв, что Хун Да всё ещё упрямится, и боясь что он опять чего-нибудь натворит, супруга разревелась:
— Да, по их вине, ну и что ты можешь сделать? Ты их сможешь побороть? Если бы не зять, сидел бы ты до сих пор, заставляя нас переживать.
Услышав это, Хун Да сразу остыл.
С тех пор, хотя Хун Да и не смерился с таким итогом, но всё-таки отказался от борьбы. Он всё так же спозаранку ездит за рыбой и еле-еле отбивает понесённые убытки. Когда Сяо Тянь узнал о случившемся, он всю ночь напролёт корпел над статьёй, объясняющий мотивы поступка Хун Да. В конце статьи он даже написал: «Несмотря на все приложенные полицией усилия, в ситуации, когда невозможно раскрыть дело, убытки Хун Да должны быть возмещены». Когда главный редактор прочёл текст, он пришёл в замешательство и поинтересовался у Сяо Тяня:
— На чём основана твоя точка зрения?
— Хун Да – гражданин нашей страны, платит налоги, которые идут на поддержание государственных органов, соответственно государство должно защищать его права. Когда пропали колёса с его мотоцикла, это показало, что в стране есть проблема с общественной безопасностью, естественно ответственность лежит на государстве, а значит оно обязано возместить ущерб Хун Да.
— Если следовать твоим выводам, не будем брать Министерство общественной безопасности, а возьмем, к примеру, Министерство промышленности и торговли, так вот допустим, что если оно не уследило вследствие чего, некачественные товары нанесли ущерб гражданину, то гражданин должен потребовать от министерства возмещения ущерба?
— Правильно. Если права гражданина были нарушены, а государство не собирается исполнять обязанности, тогда зачем гражданину платить налоги государству?
Главный редактор посчитал, что слова Сяо Тяня не лишены смысла, очевидно что это было своего рода некое новое суждение. Но всё-таки он не пустил статью в тираж, потому что нигде в мире ещё не было такого прецедента, да и он не хотел, чтобы его газета бросила такой вызов обществу.
Хун Да всё также добросовестно занимался перепродажей рыбы. Слухи о произошедшем расползлись по всему посёлку. Однажды кто-то, из кучки покупателей смеясь, сказал:
— Хун Да, а Хун Да, на свете нет тупее тебя! У тебя украли, а зачем ты попёрся снимать колёса с полицейского мотоцикла?
Хун Да молчал и лишь склонив голову потрошил рыбу, но в конце концов не выдержал и крикнул:
— Это вы, блядь, тупые! То, что я сделал, называется «возвратом», понимаете, нет?
Услышав, что крикнул Хун Да, народ взорвался от смеха и по толпе понеслось:
— Хун Да точно тупой, ясно же, что воровал полицейское имущество, а он упёрся и всё вторит «возвращал», да «возвращал».


P.S.

По мере постижения языка текст будет правиться.
Tags: иероги, китайский, чтиво
Subscribe

Posts from This Journal “чтиво” Tag

  • Одинокий Новый год. Окончание

    Начало Нянь Шэн пошёл в отчий дом. Родители жили на том берегу реки, так что до них можно было докричаться. Отец толкал инвалидное кресло, в…

  • Одинокий Новый год

    Одинокий Новый год Автор: Хуан Пу От дома, укутанного густым слоем снега, к свинарнику тянулась вереница следов. Чушка ещё спала, когда Цзинь…

  • Уехавший Максим. Часть 6 (заключительная)

    Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Вскоре хлебная лавка Максима отворила двери. По правилам поселкового торгового общества, не важно кто…

  • Уехавший Максим. Часть 5

    Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Да Няньюй снова пришёл в зубоврачебный кабинет. Увидев Лю Цзысюня, он возбуждённо выпалил: — Братец Цзысюнь, я…

  • Уехавший Максим. Часть 4

    Часть 1 Часть 2 Часть 3 Поселковый глава Сюй Циндэн не имел привычку лезть во все дела, у него для этого были специальные люди. Ещё он никогда…

  • Уехавший Максим. Часть 3

    Часть 1 Часть 2 Актёр Да Няньюй снова пришёл в зубоврачебный кабинет Лю Цзысюня. В последние дни пациентов было немного, за день заходило…

  • Уехавший Максим. Часть 2

    Начало. Он написал несколько произведений, которыми восхищались и хозяин и труппа. В основном это были комедийные произведения, такие как…

  • Уехавший Максим

    Уехавший Максим Автор: Бай Тяньгуан Жёнушка Шицзю была, должно быть, самой красивой женщиной в посёлке Мусян. Зубной лекарь Лю Цзысюнь описывал…

  • Накрылись покатушки(((

    Со вчерашнего вечера поливает и громыхает, с короткими затишьями. Так что сегодняшние покатушки пришлось отменить((( И завтрашние морепродукты…

promo domavl april 26, 2015 12:06 27
Buy for 10 tokens
Тут недавно в одном комьюнити одного товарища послали на три весёлых буквы. Вот он и запросил карту с маршрутом. Так я и узнал, что на острове есть деревушка Hаχʸй. Было решено съездить, да поглядеть что там, да как. 1. Политика по снижению рождаемости в действии: ящик с бесплатными…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments