Maxim (domavl) wrote,
Maxim
domavl

Девяносто девятый волосок. Часть I





Автор: Соседский половой

  Я кое-как смогла продрать глаза: они слиплись, словно их намазали клейстером. Я лежала на лугу, буквально секунду назад, я с большим трудом высвободилась из какой-то липкой массы. А где мужчина? Тот, худой как стручок коровьего гороха, тот, который привёл меня сюда, куда он делся?
  Я села и увидела чёрного мрачного толстяка, сидящего на плоском камне. Его ноги были толстыми, задница занимала всю поверхность камня, руки висели, как будто их кто-то сломал, а все десять пальцев были погружены в грязь. Только так он и мог не свалиться с камня. У него были длинные брови, такие длинные, что каждая бровь была заплетена в косичку, и, опоясав голову, сплеталась на затылке с другой.
  Толстяк увидев, что я открыла глаза, вытащил пальцы из грязи.
  — Иди за мной! — сказал он.
  Я шла рядом. Толстяк без остановки доставал из заплечного мешка еду, которую тут же отправлял в рот. Я услышала необычный звук, это был звук скольжения еды по пищеводу. Я потрогала мешок, он оказался кожаным и очень приятным на ощупь.
  — Он сшит из кожи тысячи людей, самый лучший мешок в мире! — толстяк всё так и ел без остановки, когда рассказывал мне о своём мешке.
  Я потрогала себя, моя кожа всё ещё была на месте, но я уже осознала, что я мертва. Той липкой массой была кровь, что текла из раны на моей голове. Толстяк поведал мне, что он – бог смерти, и сейчас он выведет меня с этой горы, после чего у меня будет один день, в течение которого я заберу свои следы из бренного мира, и затем уйду с ним.
  Светало, поэтому лицо бога смерти я видела ещё отчётливее. Морщины на его лбу были хаотично переплетены, а брови наоборот были заплетены очень аккуратно. Несмотря на то, что он был чёрным и толстым, да ещё и со странными бровями, бог смерти не выглядел устрашающим. Я поинтересовалась, о том, где его борода.
  — У нас, у богов нет андрогенов, вот, и не растёт, — ответил он, кусая слойку. Он протянул мне кое-что:
  — Это девяносто девятый волосок, который ты должна найти, и у тебя на это только один день, поспеши!
  Сказав это, бог смерти растворился, оставив только крошки от слойки на земле. Я подняла голову и увидела гостиницу «Краса» – место, где я при жизни зарабатывала деньги. Люди в гостинице, наверное, ещё спят: наше утро начинается после обеда.
  Я – шлюха, приехавшая из деревни шлюха. Вы можете называть меня девочкой лёгкого поведения, а можете называть меня цыпочкой (в тексте «курицей», курица – жаргонное название проституток, раз на то пошло, то и «шлюха» – это просто «девушка» или «мисс»). Я не рассержусь, зачем сердиться, когда тебя называют «цыпочкой»? Когда сердишься, глаза выпучиваются, цвет лица становится не красивым, таким, как свиная печень. А самое неприятное то, что от гневной дрожи, с лица может осыпаться вся пудра. Сейчас всё подорожало, раньше пудра стоила тридцать юаней, а теперь она стоит сорок юаней, вот только на наши услуги цены не поднялись. А цены не поднялись, говорят, из-за высокого уровня безработицы. Из-за безработицы и из-за выпускниц: столько студенток выпустилось, многие не нашли работу, вот большинство и пошло в нашу сферу обслуживания.
  Об этом мне рассказал один мужчина средних лет. Он носил очки. Я всегда испытывала симпатию к людям в очках. Люди в очках похожи на учителей. В детстве, когда мы не хотели идти на полевые работы или работали с неохотой, отец всегда с вытянутым лицом читал нам нотации: «Руки-ноги есть, и не трудиться, что, хотите быть как тот интеллигентишка (в тексте «каллиграф»)?» Раньше, будучи интеллигентом можно было не трудиться, даже не имея физических изъянов. Я не была интеллигентом, и руки-ноги были целы, вот и оставалось только и работать в поле не покладая рук. Потом уже, когда я встретила своего будущего мужа, я поняла, что отец обманывал меня: и раньше были физически здоровые люди, которые не принадлежали к интеллигенции, и при этом не трудились. Муж был до того ленивым, что даже в постели не прилагал никаких усилий: я всегда была сверху, потому что он всегда жаловался на то, что когда он сверху, у него болит поясница.
  Мужчина в очках действительно оказался учителем. Он был весьма худым и немного сутулым. Если посмотреть на него со стороны, когда он идёт по улице, то он походит на большую креветку, что потихоньку продвигается в воде. Когда он пришёл в первый раз, он встал в дверях и смотрел на меня, сидящую на диване. Я засунула руку под лифчик, я говорила, что уже постарела: эти два куска плоти, что были на грудной клетке, тоже постарели вместе со мной, силы покинули старую плоть, что обмякла на грудной клетке. Однажды моя грудь приняла странную форму, это произошло летом. В общем, у меня стало четыре груди. Груди висели на грудной клетке, перехваченные лифчиком, и выглядело это, как будто у меня было четыре груди.
  Когда я засунула руку в лифчик, посторонние не могли увидеть мои четыре груди, потому что на мне было надето две вещи. Если бы чашечки лифчика не были бы такими плотными, то когда я надела бы два предмета одежды, моя грудь стала бы похожа на зимнее поле: стала бы такой же плоской, без каких-либо выпуклостей. Я засунула руку в лифчик и приподняла его, грудь тоже приподнялась, хотя она скоро опять обвиснет.
  Мужчина направился ко мне, когда моя рука была ещё в лифчике. В те дни я страдала от избытка внутреннего жара (заморочки ТКМ), и у меня в уголке рта выскочила «простуда». Вчера вечером один мужчина из-за этого выбрал меня: сначала он выбрал Гуй Мэй, но когда увидел мою «простуду», отвернулся от неё и ушёл со мной. Мы с Гуй Мэй из одной деревни. Это она мне подсказала данный путь приумножения семейного благосостояния. На кровати, он не навалился на меня. Он раздел меня, и поглядывая на мою «простуду», мял мою грудь. Он мял мою, больше не висящую вниз, грудь, мял пока соски не набухли, только после этого он убрал руки. Он облизал мои соски, а потом поцеловал мои губы, нет, он не губы поцеловал, а поцеловал «простуду». Сам он не разделся, а так и ласкал по очереди три моих соска – «простуду» он тоже принимал за сосок. Мужчина мне поведал, что в детстве, как только приходила зима, так «простуда» сразу поселялась в уголках его рта, иногда сразу в двух, а иногда только в одном. Мама, видя как мучается сын, целовала его «простуду», говоря, что слюна может понизить внутренний жар.
  Этот мужчина провёл в комнате час, непрерывно слюнявя мои три соска. А когда он не целовал меня, он рассказывал, как мама в детстве слюнявила его «простуду». Он обманул меня или его мама обманула его – слюна не избавляет от внутреннего жара. На следующий день моя «простуда» болела ещё пуще прежнего.
Мужчина в очках не выглядел расточительным, когда он подошёл ко мне, я свела вместе разведённые ноги, как благовоспитанная девушка из хорошей семьи. Он стоял передо мной, я встала. Привела его в комнату, он сел на кровать: обычно в комнате жрицы любви не найдёшь стула.
  Мужчина, сняв очки, сидел на кровати. Я протянула ему ладонь и пошевелила пальцами. Он сидел с непонимающим видом, оказывается, люди в очках тоже бывают глупыми. Я сказала: «Один раз – пятьдесят юаней, сначала деньги, потом делаем дела». Мы это называем «делать дела». Мужчина вытащил из кармана несколько купюр разного номинала, нашёл полтинник и передал его мне.
  Его лицо было в прыщах, было видно, что он давно не был с женщиной. Сделав дело, он сказал мне, что я похожа на его первую любовь, потому что он увидел на моём правом бедре тёмное родимое пятно. Когда он обнаружил его, он начал массировать его, отчего я ощутила зуд, и, не сдержавшись, засмеялась. Мужчина надел очки:
  — В тот день, я с ней разговаривал на рапсовом поле. Она сказала, что покажет мне кое-что. Вот так я и увидел её родимое пятно на бедре. Она приподняла штанину и показала мне только родимое пятно. Я хотел увидеть и другое, но она была непреклонна. Я повалил её на рапс, и стал, не раздеваясь, совершать фрикции. Вскоре я спустил и моя мотня промокла. Рапс мы раскатали в лепёшку.
  Мужчина убрал руки от родимого пятна:
  — Мне пора, в следующий раз я приду только к тебе. Я буду звать тебя девушка-родимое пятно, не возражаешь?
Называйте меня как угодно, за ваши деньги – любой каприз. Меня уже не удивишь никакими прозвищами. Когда я только приехала сюда, моим первым клиентом оказался мужчина пятидесяти лет. Во время фрикций, он, то протяжно, то быстро называл меня, то «девушка», то «де-е-е-в-у-у-шк-а-а-а». Он ещё просил, чтобы я отвечала ему. Тогда мне было немногим больше тридцати, и я в ответ называла его дядей, вроде, подходило.
  Был клиент, который несколько раз приходил ко мне, и каждый раз называл меня по-разному. И перепелиным яичком, и куриным яичком, и утиным яичком, и солёным яичком, и консервированным яичком, а в последний раз просто кричал «яичко». Я не поняла, что за яичко? Он спустил штаны и выпалил: «Смотри, разве это не яичко?».
Этот мужчина, что называл меня разными яичками, после того раза, как назвал меня просто яичком, больше не появлялся. В тот вечер, когда он называл меня яичком, он просил, что бы я сжимала его яички. Он рассказал мне, что торгует яйцами, и каждый день продаёт различные яйца. Когда он приходил ко мне, он называл меня тем яйцом, продажи которого в тот день были самыми высокими. Я нежно сжимала его яички, я никак не могла их раздавить, ведь их нельзя было заменить. А сама думала про себя: «Сегодня ты называешь меня яичком, так чьи же яйца ты продал больше всего?» Перед уходом мужчина рассказал мне, что сегодня он не продал ни одного яйца, потому что патрульные перевернули его лоток и перебили все яйца, вытекшая из яиц разноцветная жидкость изобразила красивую картину на асфальте. Скорее всего, он больше не сможет продавать здесь яйца, ему надо возвращаться домой, жена скоро родит, а его отец повредил ногу, поэтому ему обязательно надо ехать домой.
  Эти мужчины и не знают, что когда называют меня разными прозвищами, я тоже наделяю разных мужчин разными прозвищами. Например, моего первого клиента я называла Лягушкой: у него были толстые и короткие конечности и круглое брюхо. Когда он хотел войти в меня, его круглое пузо мешало ему, поэтому он скомандовал: «Давай, садись сверху!». Торговца яйцами я называла Перепёлкой. Однажды он принёс мне немного перепелиных яиц. Я заметила, что его яички и перепелиные почти что одинакового размера. Он даже и не знает, что я сравнивала его яички с перепелиными, он постоянно спрашивал меня: «Ну, как, мой дружок большой?».
  Я посмотрела на то, что дал мне бог смерти, это был изогнутый волосок. Я вспомнила, что это волосок мужчины, которого я прозвала Креветкой. Он приходил каждую пятницу. Он рассказывал, что он родом с побережья Хуанхэ, а ту девушку, его первую любовь, на которую он навалился на рапсовом поле, выдали замуж на другой берег Хуанхэ. Он впервые увидел свою супругу на одной из дамб на Хуанхэ. На дамбе внезапно подул сильный ветер, когда по ней шла женщина, ветер задрал её юбку, и взору мужчины предстали белоснежные ляжки и розовые трусики. Эта женщина и вышла замуж за мужчину.
  Креветка рассказал, что дома у него нет возможности содержать семью, поэтому приходиться уезжать на юг на заработки. На юге очень влажно и жарко, да ещё его причиндал по вечерам всё никак не унимался, из-за чего надо было постоянно покупать трусы. Затем, чтобы сэкономить деньги он стал спать нагишом. Но теперь на простыне стали появляться причудливые узоры. Если не постирать простынь раз в месяц, то она будет стоять колом, словно её погрузили в клей.
  Я успокаивала Креветку:
  — Это не ты плохой, это твой дружок плохой, а ты сам – очень хороший человек.
  На самом деле я мечтала, чтобы все мужики были плохими, кроме моего мужа. Мечтала, чтобы все они искали продажную любовь. Но, чтобы успокоить мужчину, что был передо мной, я солгала. Мужчине мой ответ пришелся очень по нраву: только закончили недавно, а у него в трусах уже опять шевеление.
  Креветка видел во мне близкого друга, и чтобы ответить ему тем же, я поведала ему один секрет. Я коллекционирую лобковые волосы. Как только он это услышал, сразу подскочил с кровати и, опустив голову, стал рассматривать своё хозяйство, как будто можно было разглядеть все ли волоски на месте.
  Я веду тетрадку, куда записываю все суммы. Я дала Креветке её посмотреть. Он раскрыл её и увидел на первой странице приклеенный на суперклей презерватив. Презерватив был развёрнут, но не использован. Креветка увидел его и, рассмеявшись, сказал:
  — Это для того чтобы деньги шли?
  А очкарики действительно умные, сказать, что он меня восхитил – ничего не сказать.
  На следующей странице были нарисованы различные кружки, в каждом из которых был приклеен волосок. И рядом с каждым кружком было нарисовано маленькое животное: лягушка, мордочка кошки, голова быка, перепёлка, козёл, в конце была нарисована маленькая креветка. Я не осмелилась сказать, что рассматривающий тетрадь человек – это и есть та креветка. Каким бы он не был умным, но он никогда бы не догадался, что я отождествляла его с креветкой.
  Долистав до конца тетрадь, Креветка начал возбуждённо кружиться: три раза крутанулся по часовой стрелке, и три – против. В детстве мы соревновались под луной, кто дольше прокружится. Если кружиться только в одну сторону, то начинала кружиться голова, а если постоянно чередовать направления, то можно было долго удерживаться на ногах. Закончив кружиться, Креветка уселся рядом со мной и запустил свои ладони мне под одежду. Его ладони были большими, моя грудь тоже стала большой из-за того, что потеряла упругость и обвисла на грудной клетке. Его руки усердно пытались ухватить всю грудь целиком, но только он ухватывался в одном месте, как в другом тут же выскальзывало. Он, тяжело дыша, сказал:
  — Что это твои сиськи скользче рыбы, никак не ухватить?
  Я покраснела, и неловко ответила:
  — Давай я надену лифчик, он их будет держать и тебе будет легко их ухватить.
  Он оставил попытки ухватить грудь, и переключился на соски. Под его пальцами они затвердели. Очкарик сказал, что когда он возбуждается, то всегда хочет ухватить за грудь.
  С тех пор, как я поведала Креветке о своей секретной тетрадке, я закрасила рисунок, изображающий креветку. Теперь на том месте нарисованы очки. Это единственное, во всей тетрадке, изображение мужчины не в виде животного. Я всю голову сломала, размышляя как её закрасить. Сначала я хотела замалевать её спермой Креветки, но она сначала непрозрачная, как рисовый отвар, а стоит её нанести на бумагу, как она становится прозрачной, да ещё и со странным запахом. Только и оставалось, что замазать её помадой. Когда Креветка увидел нарисованные поверх помады очки, он спросил: «Это же я?». И я снова не могла не отдать должное его сообразительности.
  Эх, Очки, Очки, где же теперь он? Мои глаза слипаются, всё, что перед глазами – прозрачное. Мимо прошёл мужчина, дружок в его штанах потихоньку поднимался, как росток бамбука по весне. Вслед за эрекцией, его разум стали заполонять распутные мыслишки. После мужчины мимо прошла женщина в юбке. На ней были стринги и не было лифчика. Её груди колыхались от весеннего ветерка.
  Я стояла на входе в гостиницу «Краса» и думала: «Мне нужно зайти и отыскать свою тетрадку». Только я об этом подумала, так сразу и просочилась внутрь подобно сквозняку, что проникает внутрь через дверную щель. В помещении было тихо. Перед каждой дверью валялись презервативы, распространяемый ими запах ударил в нос. Я очень быстро нашла свою тетрадку. Я немного посидела на кровати. Внезапно осознала, что моё тело сухо, во мне не было никакой жидкости, которая могла бы выделиться. Не было ни слёз, ни слюны, я потёрла нос – ничего. Я засунула руку в штаны – тоже сухо. То, что я узнала, ничуть не опечалило меня, у меня даже и печали не осталось-то. Такой я жмурик, весь сухой.
  Волосок, что дал мне бог смерти, я положила в тетрадку. Теперь я хочу найти Креветку. Я столько лет пополняла свою коллекцию, и только одному ему я могу доверить её. Более того, я должна передать ему последний волосок. Девяносто девятый волосок. Очки сказал мне, как только я соберу сто волосков, я непременно должна сообщить ему об этом, после чего он поведает мне один секрет. Но теперь уже я никак не смогу узнать секрет, который хотел мне рассказать Очки.
  Он рассказывал, что он учитель в школе, что неподалёку от гостиницы. В школе в основном учатся дети рабочих. Когда я дошла до этой школы, охранник со смаком прочищал носоглотку, издавая разнообразные звуки. То было похоже, что из его глотки вот-вот выпрыгнет лягушка, то было похоже, что в его глотке вот-вот задохнётся мышь, то было похоже, что у него в глотке застряла кошка. В тот момент, когда он оглушительно чихнул, я проскочила мимо него. Он с довольным лицом осматривал охраняемые им двери, ведь через него и муха не пролетит.
  Я не нашла Креветку. Я подошла к школьной клумбе. Окончился урок, и детвора хлынула из классов. От толпы отделилась маленькая девочка и осторожно села рядом со мной. Она определённо не видела меня. Девочка крепко сжимала в кулачке отварное в чае яйцо, но не ела его. Слёзы беззвучно текли по её лицу. Конечно же она скучает по маме! — подумала я про себя.
  Я сидела на клумбе, а рядом всё ещё плакала девочка. Яйцо, что она зажимала в руке, наверняка купила ей мама, когда они утром вышли из дома. Я медленно протянула руку и вытерла слёзы на её лице. Её прошиб озноб, и она в ужасе завертела головой. Прозвенел звонок на урок, она поднялась и пошла, всё так же крепко сжимая яйцо в руке. Маленький кусочек скорлупы, проскользнув между пальцев, выпал из кулачка девочки.
  Я сидела там. Я, которая больше никогда не увидит своих детей, и которую не увидят дети. У меня их четверо (опечатка?). Когда родилась первая дочка, у нас даже не было колыбели, выручила плетёная корзина с постеленной на дне соломой. Когда ей исполнился месяц, я попросила мужа выбрать ей имя. Муж глянул на первенца, что лежал в корзине, и вяло изрёк: «Ну, пусть будет Куан-цзы (корзина)». Второй родилась также девочка. Месяц от её рождения даже и не отмечали. В тот день, когда я её родила, я шла на дамбу с коробом батата за плечами, чтобы помыть его. Почувствовав боль внизу живота, и, поняв, что рожаю, я тут же побежала с коробом за плечами домой. Когда я её родила, муж посмотрел на короб, полный батата, и сказала: «Ну, пусть будет Лоу-цзы (короб)». Последним родился мальчик. За два часа до того, как его родить, я вычищала от говна свинарник. Муж, приняв из рук повитухи окровавленного ребёнка, возбуждённо произнёс: «Ну, наконец-то ты родила ребёнка с черенком! Назовём-ка его Па-цзы (грабли), ведь они тоже с черенком…»

Продолжение следует.

P.S.
По мере постижения языка текст будет правиться.
Tags: иероги, китайский, чтиво
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ГУАНЖ(_*_)ПА

    Уж не знаю почему, но отчего-то не лежит моё сердце к Гуне, и всё тут. И вроде все мои приезды ничем не омрачались (да я даже тут женилсо!), но вот…

  • Загадка: кто едет в Китай на лечение со своими десятью литрами винца?

    Ответ: Ну, конечно же, молдавский дядько! ЗЫ В этот раз у его дочери таможенники пытались отработать пару-тройку литров, но дядько не дал, и всё…

  • Чутка какой-то выставки

    Давеча на выставке оказались, вроде как связанной с концепцией "Один пояс - один путь". 1. "Богатыри" и азиат на кортах - стенд "Россия" 2.…

  • BBQ

    В этом году не было ни комаров, ни тайфунов, и чуть было не было бибикью. И вот на этой неделе бухгалтерша спохватилась: дескать, надо бы…

  • Негодования псто

    Нагрянуло начальство, вернее его прекрасная половина. Ну, и стало быть, интересуется: -- А чем вы, мои хорошие, любите потчеваться, а? И мои…

  • Свадебный банкет

    На обед сегодня бегал на свадебный банкет бухгалтерши. Ну-у-у, что сказать? Всё по стандартной схеме: пришёл-в книгу записали сколько денег…

  • Копировали-копировали, да не выкопировали...

    Да, долго же они копировали, это года четыре где-то. Опять с Макао слизали, как и дома-деревья... Повод сегодня был с коллегами собраться и хого…

  • Вторая экспедиция в поисках деревушки Нахуй

    Вчера колесо прокололи, и пока латали, вспомнили, что давненько на покатушки не выбирались! Так в чём же дело? Всё, решено - спозаранку…

  • Выгулял старичка "Такумара"

    1. Дедок добывает дары моря 2. Есть чё? 3. 4. 5. Пенсионеры на подработке 6. Девчата-волонтёры 7. Заплутали 8. Притаился…

promo domavl april 26, 2015 12:06 27
Buy for 10 tokens
Тут недавно в одном комьюнити одного товарища послали на три весёлых буквы. Вот он и запросил карту с маршрутом. Так я и узнал, что на острове есть деревушка Hаχʸй. Было решено съездить, да поглядеть что там, да как. 1. Политика по снижению рождаемости в действии: ящик с бесплатными…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments